Были призваны Сталинским военкоматом

Тип статьи:
Авторская
Были призваны Сталинским военкоматом

До начала Великой Отечественной войны наш район именовался Сталинским с центром в селе Сталинск, что в трех километрах восточней Нагибово. Сталинск был основан в тридцатые годы евреями — переселенца­ми из западных областей России. Село постепенно разрасталось, в дальней­шем был создан крупный мясомолочный зерновой совхоз (первый в районе), имея в своем составе че­тыре отделения.

Садовое — первое, Полевое — вто­рое, Луговое- четвертое, и третье — что было село на берегу Рыбного озера (сейчас этого села нет). В селе была действующая больница, почта; клуб, пекарня, нефтебаза, при­стань, и даже сельхозтех­никум. Поэтому в при­зывных документах ухо­дивших на фронт земля­ков было записано: «При­зван в Красную армию Сталинским районным военкоматом».

Сразу же после объяв­ления войны, в 1941 году, по мобилизации ушли на службу более тридцати трудоспособных здоро­вых мужчин. В числе пер­вых: Филиппов Тимофей, Декины — Иван Павлович, Александр Никандрович, Александр Маркелович, Быковы братья — Петр, Прокопий, Степан, Федор и его отец Сергей, братья Тимченко — Семен, Геор­гий. Дмитрий, Иван, бра­тья Лопатины — Тихон и Александр и многие дру­гие — всего сорок чело­век. К великому сожале­нию, не все вернулись до­мой.

Об одном из братьев Быковых хотелось бы написать подробней. В об­ластной «Книге памяти» есть запись: «Быков Сте­пан Федосеевнч, 1924 года рождения, село Наги­бово Сталинского района ЕАО, призван в Советс­кую армию Сталинским РВК. младший сержант. Место захоронения — д. Ковалеве Мезенского района Витебской облас­ти».

Ветераны ВОВ села Нагибово 2000 год

Ветераны ВОВ села Нагибово 2000 год

В конце 1942 года ма­тери Степана Быкова при­шла похоронка. Однако Степан Федосеевич ока­зался жив и в 1946 году объявился на пороге род­ного дома. Скромный по натуре, Степан не любил рассказывать о своих мы­тарствах. Однако посте­пенно разговорился. Ока­залось, что осенью 1942 года, отбивая очередную танковую атаку фашис­тов, орудийный расчет Степана поджег семь не­мецких танков, а они все ползли вперед. Внезапно все в его глазах померкло: прямым попаданием из орудия немецкого танка лушку разнесло вдребез­ги. Степана контузило. Как попал в плен — не по­мнит. Пришел в себя уже в концлагере. Сразу же решил бежать. Но как од­ному, еще не совсем ок­репшему от контузии? Присмотрелся к одному солдату — вроде подходя­щий, сговорились быстро и ночью бежали. Но «по­путчик» оказался нена­дежным. Когда наткнулись на полицаев, сразу поднял руки. Потом Степан жа­лел, что не ушел один, однако выводы для себя сделал. Ему повезло, что не вернули в концлагерь. У полицаев выполнял всю тяжелую, грязную работу, кормили его остатка­ми, но сносно. Бежать от них не было возможнос­ти, постоянно был под присмотром. Комендант лагери как-то узнал, что у полицаев работает плен­ный, приказал передать в лагерь. К счастью, он не обнаружил, что он из чис­ла его же беглецов. Кор­межка была такой, что че­рез месяц-два бежать уже было бы немыслимо. Наши войска активно на­ступали и концлагерь надо было ликвидировать или срочно передислоци­ровать.

В суматохе слабейших расстреляли, более здоро­вых погрузили в вагоны и куда-то повезли. Желаю­щих бежать набралось много. Какой-то скобой разобрали пол вагона, но когда увидели, как мелька­ют шпалы под вагоном, охотников поубавилось. Степан первый полез в разлом. Ноги уже бились о шпалы, и он разнял ру­ки… Чем-то ударило по спине, несколько метров протащило по шпалам. Однако надвигающаяся опасность обострила чувства. Степан оглядел­ся: недалеко, по насыпи, идут два немца, подумал: «Ну, вот и все...» Но шли они в противоположную от него сторону. Степан не успел обрадоваться, как услышал шум при­ближающейся дрезины, перекатился через рель­сы, -не много отполз по насыпи и замер. На дре­зине гоготали немцы, и она медленно катилась по рельсам. На сто процен­тов- Степан был уверен, что немцы его видели, но почему-то не остановились. Он с трудом дополз до нее и только там ос­мотрел и ощупал себя. Переломов не выло, но двигаться дальше он не мог — все тело болело, ссадины кровоточили. И только воля к жизни, ра­дость освобождения и чувство возможной опас­ности заставили его дви­гаться. Больше месяца Степан пробирался по тылам противника, шел на звук канонады, которая то приближалась, то удаля­лась. Питался поздними ягодами, радовался, когда на поле находил початки кукурузы. Села, хутора обходил стороной. Ощу­щение времени потерял. Как-то, устроившись на ночлег, ночью услышал русскую речь — то были разведчики. В воинской части, куда его привели, начались жесткие провер­ки особистов, после кото­рых Степану еще при­шлось повоевать со сво­ей «сорокопяткой». Ко­мандиром орудия он до­шагал до Эльбы.

В начале пятидесятых годов мы работали вмес­те в колхозе Журавлева в с. Нагибово. Позже Сте­пан уехал жить в Хаба­ровск. Так наши пути ра­зошлись, и только • 2000 году я его разыскал и предложил отпраздновать очередную годовщину Великой Победы — 9 Мая. Так, спустя много лет, Степан побывал на Роди­не. День Победы отмеча­ли в Амурзете в столовой с местными ветеранами, 10 мая — в Нагибово, с ос­тавшимися в живых зем­ляками.

Николай Тимченко, Ветеран труда.

39
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Опрос
Уровень жизни в Октябрьском районе